Єпископ Арсеній (Іващенко) .Чорний ліс та його околиці - Моя Богдановка - Моя - Богдановка
Главная » Статьи » Моя Богдановка

Єпископ Арсеній (Іващенко) .Чорний ліс та його околиці


Страна, служащая предметом настоящей статьи, составляет

возвышенную и самую лесную поверхность северной части
Херсонской губернии Александрийскаго уезда. Она находится
между 48° и 49° град. северной широты и в 481/2° (52° 30')
восточной долготы. Всего пространства ея находится от востока
к западу больше 30 верст, и от юга к северу до 15 верст. Она
орошается рекою Ингульцем и меньшими речками: Богданкою,
Чернолескою, Чутною, Серебрянкою, Чертолаем, Рудою и
Скилевою, которыя все втекают в Ингулец, – первые три на северо-
западной стороне Чернаго леса, вторыя две на северной, близ
селения Дмитровки, последняя на восточной; небольшая же речка
Водяная, на южной стороне Чернаго леса, втекает в Бобринецкий
уезд.М естоположение ея возвышенное, ровное, пересекаемое во
многих местах глубокими оврагами, идущими, по направлению,
большею частию, от севера к югу. Эти овраги называются в
просторечии «балками». Во многих местах, нередко самых
возвышенных, находились степные озера. По берегам рек
встречаются превосходные местности, покрытые цветами, кои
посадила тут рука Господня.
Почва земли черноземная, за исключением небольшаго
пространства в северной части Чернаго леса, где она песчана.
Подпочва – глина и песок, который местами, при 10 – 15 футах
глубины, переходит в разноцветную мергель. Верхний слой
чернозема бывает от 2 – 4 футов; чернозему же в лесах бывает
от 2-х до 5-ти дюймов. Вообще же грунт земли плодородный.
Климат умеренный, здоровый. Зима начинается довольно рано,
с ноября месяца, весна – с конца февраля. Первые цветы (напр.
7
лесные ландыши) показываются в половине марта. Зимою, при
северных и северо-восточных ветрах, холода достигают 20° – 25°
градусов. Непостоянство погоды вредит особенно пчеловодству;
дующие с юго-востока сухие ветры производят частые засухи;
поздние весенние морозы (до самаго мая месяца) часто
уничтожают цветы деревьев и причиняют неурожай плодовых
деревьев; ранние же осенние морозы вредят дозреванию, например,
дубовых жолудей. Обыкновенная смертность не превышает 1:40.
Жители окрестных, подле Чернаго леса, мест суть
Великороссийскаго и Малороссийскаго происхождения. Число их
не превышает 7,000 душ мужескаго пола, – тогда как по счету
1785 года было их более 10,000 мужескаго пола. Причина
уменьшения народонаселения заключается, главным образом, в
переселении более 4,000 душ мужескаго пола в Алешковский и
Тираспольский уезды, и к реке Бугу, по случаю устройства военных
поселений (с 1819 г.)
Главное занятие жителей описываемаго края состоит в
хлебопашестве; обыкновенно сеют пшеницу, рожь, ячмень, гречиху,
просо и проч. Кроме того, засевают обширные бакши арбузами,
дынями, огурцами, подсолнечниками и т. под. Горшечники и
занимающиеся обработкою лесных изделий (возов, колес, ярем,
ночв и под.) ремесленники находятся во множестве и с выгодою
распродают свои произведения.
Пчеловодство, хотя не благоприятствуемое изменчивостию
погоды и частыми засухами, находится в довольно цветущем
положении; есть хозяева из поселян, имеющие до тысячи пней и
более. Множество пустопорожней степи, обилие лугов и степных
озер, из коих иныя составляются из подземных источников и никогда
не высыхают, представляют такия удобства для пчеловодов, что
они никогда не остаются без барышей. Пуд меду в 1857 году
ценился от шести до девяти рублей серебром.
В лесах господствующая порода есть дуб, – затем следуют:
липа, ясень, клен, граб, берест и осина. Ива попадается редко. Из
кустарников находятся: дерен (кизил), орешник, терель, свидима,
гордина, жостир, бруслина, полевыя вишни, шиповник, полевыя
персики (corylus avellana) и ожина (rubus fruticosus); в садах
8
смородина, малина и крыжовник. Черемха и береза разводятся в
садах – равно и бузок. В северной части Чернаго леса находится,
в небольшом количестве, береза – остаток существовавших
некогда монашеских садов и пасек.
Из трав примечательны лекарственныя: полевая горчица, дикая
и садовая мята, земляной 'E0
ладан (valeriana Baldrian), сонник
(anemone pulsatilla), горицвет (anemone мontana), подорожник (plantago
lanceolata), коровьяк (verbascum), дикий и садовый шалфей,
василек (centaurea cyanus), череда (bidens tripartitа), мыльная трава
(saponaria officinalis) и др.; также находятся: зверобой, дикие
тюльпаны, ландыши и любимые пчелами – будяк, синяк и чистец.
Хмель наполняет леса и сады; из породы грибов заметим во
множестве растущий врачебный agaricus chirurgorum.
Фруктовых садов, обширных и достойных примечания, не
находится; подвоз же сюда яблонь, груш, и под., бывает из
соседней Киевской губернии (Златополя, Камянки и др. мест).
К достойным упоминания здешним животным относятся: волки,
лисицы, барсуки, зайцы, белки, ежи, хомяки, куницы, хорьки, ласочки
и полевыя мыши. Дикия козы стали очень редки. Скотоводство
маловажно; рогатый скот обыкновенной малорослой породы; овцы
есть простой и волоской породы; испанской находится в двух
помещичьих имениях свыше 3,000.
Из птиц известны: малые орлы, коршуны, лесные ястребы и
курятники, совы, серые дрозды, кобцы, сычи, вороны, галки,
дергачи, перепелки, дикия утки, горлицы, лиски (fulica atra),
вальдшнепы, кроншнепы, дупели, куропатки, дятлы, удоды, кукушки
и в болотах птица бык. В деревнях водятся аисты и лебеди.
Различные породы воробья – этого всегдашняго собеседника
хлебопашцев от оазисов средней Африки до гранитных скал
Финляндии, и на восток до степей Даурии, можно сказать,
наполняют этот край. Обыкновенный воробей, попутники,
жаворонки, соловьи, щегли, зяблики, снигири и проч. воспевают
хвалу Богу, без воли котораго ни одна из самых малых птичек не
погибнет. Небольшая птичка, ремиз (лозовик) вешает свои гнезда,
употребляемыя в лечении людей и животных, в лесных кустарниках
и болотных кущах.
9
Из насекомых водятся пчелы домашния и дикия; в местах
нагорных – шмели черные, любители цвету акаций, а в болотах и
лугах – шмели рыжие, собирающие мед из разных водорослей;
осы водятся в земляных норах и в дуплах деревьев, где строят
свои неблаговонные соты.
В реках водятся караси, щуки, лещи, окуни и лини; в верховьях
рек и болотных плесах – вьюны; в озере, на большой поляне в
западной части Чорнаго леса, есть и земляные караси .
Царство ископаемое богато вместилищами желтой и красной
глины, желтаго песку, алебастра; при речке Рудой находится в
1800-х годах разрабатывавшаяся, медная руда, от коей и самая
речка получила свое название.
Вся же вообще местность, нами описываемая, вместе с другими
частями Александрийскаго и других уездов, обилует солончаками,
чем существенно отличается от почвы земли в соседней Киевской
губернии и подтверждает собою мнение, что в древния времена
этот край был занимаем морем; доселе находят в камнях и земле
морския черепашки.
Описываемый нами край заключает в себе одиннадцать
селений и деревень и семь урочищ, носящих название прежде
бывших заселений. Подробныя известия об них мы предварим
историческим обозрением заселения края и сообщением сведений
о разных примечательных явлениях и событиях в природе
описываемаго края. Именно:
1) 1772 года посещала его чума, для прекращения коей много
указов и ордеров было разослано по духовному ведомству.
2) 1774 года засуха произвела голод, от коего многие жители
бежали в другия места.
3) 1780 года налетела с юга саранча и повыедала хлеб и траву,
отчего произошла страшная дороговизна на съестные припасы;
степи были обнажены даже от бурьяну.
4) 27 ноября 1793 года было землетрясение.
5) 1802 года, октября 14-го во втором часу дня, случилось
землетрясение, продолжавшееся пять минут.
6) 1812 года в селении Знамянке открылась чума, завезенная
из Одессы; от 5-й недели великаго поста до октября месяца она
похитила более 770 жертв.
10
7) 1819 года в так–называемом «Некрыщыном Яру», близ
бывшаго тогда селения Краснаго Кута, гора разделилась на двое;
отверстие простиралось сажени на четыре, и было наполнено
водою. Отсюда видна и причина сказаннаго явления, происшедшаго
в мае месяце.
8) 5-го ноября 1821 года в 4-м часу по полудни было
землетрясение.
9) 1823 года, в августе месяце, шла сильная буря и дождь с
градом, от запада; в лесах рослые дубы были вырываемы с
корнями, а град на берегах рек лежал два дня.
10) 1824 года налетела саранча и явились прузики, которые
совокупно истребили хлеб и траву.
11) 1828 года, в великую субботу, загремел сильно гром, после
чего стал падать снег и лежал три дня.
12) 1829 года, в день св. апостола Филиппа, случилось ночью
землетрясение.
13) 1830 — 1831 года посетила этот край холера, истребившая
не менее второй части всего населения.
14) 1834 года была засуха и неурожай хле6а и плодов.
15) 1838 года января 11-го случилось, прежде полуночи,
землетрясение и продолжалось около четырех минут.
16) 1839 года, в 29-й день августа, часу в 10-м вечера, явилось
на небе знамение, пламенная булава, и скрылась чрез полминуты.
17) 1842 года, в летнее время, утром, случилось затмение солнца,
продолжавшееся около часу.
18) 1848 года вторично свирепствовала холера.
19) 1852 года опять было затмение солнца, в августе месяце.
20) 1855 года в третий раз была холера, похитившая в сел.
Дмитровке четвертую часть населения.
Черный лес в настоящее время составляет только остатки
обширных лесов, лет за сто покрывавших пространство от так-
называемых Кучеровых-Буераков до нынешняго помещичьяго
селения Пантазиевки. Селение Дмитровка, деревня Христофоровка
и др. стояли некогда в лесных чащах, кои истреблены к концу
прошедшаго века. Следами прежняго обширнаго пространства
Чернаго леса остаются многие буераки, заросшие дубовым,
11
ясеневым и других родов деревом; вокруг Чернаго леса теперь
еще находится их больше 30-ти числом. Теперешняя окружность
Чернаго леса составит больше 30-ти верст; самая большая ширина
его будет шесть верст, а длина около десяти верст.
Название свое получил издавна, вероятно в отличие от
сосновых лесов соседней Киевской губернии, которая еще в
1794 году была известна под именем Краснороссии; на самой
границе ея (форпост) было (и теперь есть) селение Красноселье.
В 1752 – 1755-м годах Черный лес доставлял материалы для
постройки деревянных зданий в крепости св. Елисаветы; а с
1754-го года всякий новый поселенец Новороссийской степи имел
право брать отсюда, для важнейших своих потребностей, лес. Для
заготовления материалов для крепостных строений и содержания
пограничных кордонов, прикрывавших новыя поселения, со стороны
Польши и Крыма, назначены были полки из Малороссийских
казаков, лагерь их на юго-западной стороне Чернаго леса сообщил
доныне существующее наименование, бывшему там после селению
Лагери.
С 1820-го года Черный лес отчислен из гражданскаго ведомства
в ведомство военно-кавалерийских поселений Новороссийскаго
края. Он находится в ведении обер-форстмейстера Красносельских
и Черкасских лесов, который живет в бывшем селении Водяном.
Старинными деревьями этот лес, в наше время, не может
похвалиться; впрочем встречаются дубы 120 – 130 лет, в 21 – 26
дюймов в нижнем диаметре, – и при том совершенно здоровые.
Вообще считают, что шесть десятых (6/10) частей всего лесоваго
дерева годны на строения гражданския и поделочныя работы
(колеса, полевые мерки, возы и пр.).
Полян в сем лесу довольно, но замечательных мало. На юго-
западной большой поляне есть озеро, чрез которое протекает речка
Чернолеска, в самом лесу берущая свое начало. В этом озере,
кроме трясины и глубокой тины, составляют
достопримечательность так называемые земляные караси ,
которых в реках не находятся и нельзя развести. Мы не согласны
с теми, кои относят происхождение этой рыбы в озере (так как в
речке, протекающей здесь же, их вовсе нет) от занесенной будто
бы птицами во рту или на лапках рыбьей икры; не лучше ли
12
признать, что озеро имеет подземный источник, хотя в этом и никто
не удостоверился? – тем более, что известно селение близ гор.
Елисаветграда, в котором есть криница, наполняющаяся и водою
и земляными карасями из одного огромнаго жерла.
Кроме речки Чернолески, в Черном лесу берет свое начало и
Рудая; протекши восточную его часть, она идет к востоку и после
того поворачивает к северу, где у селения Дмитровки впадает в
Ингулец.
Скилевая речка выходит из восточной части Чернаго леса, в
виде ручейка, и у сел. Орловой Балки образует три большие пруда.
Речка Богданка вытекает из подгорных криниц, у Чернаго леса,
на западной его стороне; на четвертой версте своего течения
впадает в Ингулец.
Река Ингулец берет свое начало из Кучеровых Буераков, верстах
в осьми от Чернаго леса; на двенадцатой версте от своего истока,
у селения Цыбулева, поворачивает к востоку и от дер. Алексеевки
к северо-востоку; в сел. Дмитровке принимает речку Серебрянку,
вытекающую из Чуты и имеющую всего течения 10 верст.
Речка Чертолай, она же и Скипик, составляется из двух ручьев
близ дер. Константиновки и впадает в Игулец на 6-й версте своего
течения у дер. Христофоровки.
Речка Чутная выходит из криниц, близ бывшей станицы Бугских
казаков, Гутницкой, на опушке казенной Чуты, - протекает часть
Чуты казенной и купеческой и впадает, близ деревни Хировки, почти
насупротив Чернолески, в Ингулец.
Описываемый нами край с 1680-х годов считался
собственностию Российскаго государства и принадлежал
ведомству Крюковской Воеводской Канцелярии. Но заселения тут
никакого неизвестно до самаго 1730-го года, когда в архивах
упоминаются раскольническия слободы – Плоское, на левом
берегу речки Серебрянки, и Знамянка, на южной опушке Чернаго
леса, у истока р. Рудой. По достоверному преданию, в 1736-м году
Татары сожгли в с. Дмитровке церковь Св. Великаго и
Равноапостольнаго Князя Владимира; след. это селение есть
также одно из древнейших в сем крае.
Вообще же он был известен, как место убежища беглецов из
13
Польши и Малороссии; дремучие леса, глубокие овраги, близость
границ и Запорожья представляли удобства для бездомных бродяг,
занимавшихся грабежами. Сами Запорожцы не раз избирали
Черный лес и близкую к нему Чуту поприщем своих удалых
похождений. Уже в 1763 – 1764 г. начальник Новой Сербии, Хорват,
жаловался Правительству, что отсутственныя казачьи команды,
под разными предлогами из Сечи отправляемыя, занимались
гайдамацтвом, и что, между прочим, Чута и Черный лес были
главным поприщем их бесчинств (Хрон. обозр. Нов. Края_______, ч. 1,
стр. 39). Предание народное относит исчезновение здесь
гайдамаков к тому времени, когда гусарские полки производили
обыск в Чуте и Черном лесу, после резни Уманской, последняго
кроваваго их подвига.
В различных местах, преимущественно глубоких оврагах
Чернаго леса и Чуты, доселе указывают гайдамацкия «кишла» и
«городки». В Чуте, только за десять лет пред сим, найден был
обросший густым орешником деревянный крест, обитый жестью,
который был поставлен, вероятно, на могиле какого-нибудь
немалозначительнаго лица в обществе удальцов; теперь, по
ветхости этот крест снят, и вместо него поставлен от конторы
другой, деревянный же. В казенной Чуте, по близости находящагося
в лесу «городка» были производимы некоторыми любознательными
лицами (1853 – 1854) обширныя раскопки, на основании
замечательнаго, переданнаго из Черномории, указания. Согласно
ему, близ городка существует погреб (лёх), разделяющийся на две
части, сходящияся у одних дверей. В одном отделении его
поставлен выдолбленный и наполненный спиртом объемистый дуб,
на котором сложены сукна, шитыя золотом и серебром одежды и пр.,
– а в другом клад монеты золотой и серебряной, оружия и т. под.; на
самых же дверях поставлен скелет в казацком жупане и в сивой шапке,
с кием в руках. Право, гайдамаки были поэты, хоть, вероятно, плохих
стихов и не писали! К сожалению, двухнедельныя раскопки,
производимыя ежедневно 50–60 человеками, не сопровождались
ожидаемыми следствиями. Причину без-успешности легко угадать:
наследник клада сметил, что в случае удачи поисков, он останется в
стороне – и скрыл настоящее положение места.
14
В стан. Гутницкой, до самаго ея уничтожения (1827), находился
колокол, принадлежащий гайдамакам и снятый ок. 1770-го года с
одного дуба в Чуте.
Множество «вестовых» колоколов скрыты в засыпанном теперь
колодце близ купеческой Чутинской конторы.
Близ самой деревни Христофоровки, которой местность была
некогда покрыта дремучим лесом, открыт, по случаю ломки камня
для разных хозяйственных надобностей, след пещеры или погреба;
именно бившие камень приметили, что он легко отрывается и
состоит из досок тесаных, спаянных особым составом, состоящим
из смеси меди, олова и чего-то еще неизвестнаго. Хотя доселе
больше десятка каменных досок извлечено наружу, хода еще не
доискались. Весною, при разливе реки, остаются на берегах куски
сказаннаго состава; это, кажется, ясно доказывает, что пещера
(или погреб) проведена под землю и упирается в реку.
В 1-м от селения Дмитровки, к югу, буераке находится, по
преданию, клад, зарытый в то время, когда гайдамаки уже бежали
от искавших их гусар и должны были озаботиться, чтобы не
отягощать себя и уходить на легке. Но о гайдамаках довольно;
если когда-нибудь откроются доселе неизвестныя клады их
богатств – то может быть археология сделает также какое-нибудь
открытие, или история обогатится фактом, основанным на клочке
бумаги, или книги, брошенной туда неразборчивыми рыцарями
Чернаго леса и его окрестностей.
С 1751-го года окрестности Чернаго леса поступили в ведомство
начальства Новой Сербии, тогда получившей свое бытие, и стали
заселяться с ведома правительства. В 1752-м году
существовавшие уже Цыбулев и Дмитровка усилены
поселившимися Сербами (в малом числе) и Волохами; первый был
15-ю ротою Гусарскаго Хорватова полка, а другая считалась
17-ю. В 1750-х годах получили начало деревни: Богдановка,
Чернолеска, Шамовка, Иовино и Константиновка (1768 г.).
Позднее (около 1773 г.) выходцы из Побужья (Подоль. Губ.)
основали Красный Кут, а около 1775 г. становятся известными:
Водяное, Лагери и Орловая Балка. Около 1784 года Потемкин-
Таврический заселил своими крестьянами сел. Богданку, на р. того
15
же имени; а около 1782 г. явились казачьи станицы Рудая по речке
того же имени, и Ульяновка, бывшее имение Преображенскаго
монастыря, обращеннаго (1780-го года) в приходскую церковь.
Самое же основание Ульяновки современно основанию монастыря
(1754 – 1755 г.) вызванным из Венгерской Сербии архимандритом
Софронием Добрашевичем.
В гражданском отношении этот край, вместе со всею
Новороссиею, сперва зависел от Киевскаго генерал-губернатора,
но указом 31 мая 1774 года определен в Новороссию отдельный
генерал-губернатор, вице-президент Военной Коллегии, Потемкин.
В церковном отношении он относился к Епископской
Переяславской Консистории, потом к архиепископу Славенскому
и Херсониса Таврическаго, а с 1786-го года стал зависеть от
Екатеринославскаго архиепископа. Чтобы внушить своим пасомым
благоговение к древним пастырям сей страны и предстателям за
нея у Бога, преосвященный архиепископ Амвросий указом от
31-го августа 1787 года повелел, чтобы «во всех отпустах и других
молениях церковных, где воспоминаются имена святых, вместо
святых Антония и Феодосия Печерских, воспоминать св.
Равноапостольнаго Великаго Князя Владимира и святых
священномученников, в Херсоне епископствовавших». Этот указ
помечен № 1055-м.
Ближайшим же образом все церкви описываемой страны
подведомы были Новомиргородскому Духовному Правлению, а
потом Крюковскому и Елисаветградскому. Заслуживающим
упоминания памятником управления сим краем, в духовном
отношении, Новомиргородскаго протоиерея, Петра Булича, служит
следующий его ордер к подведомому духовенству.
Ордер
из Духовнаго Новомиргородскаго Правления честным Протопопии
Новомиргородской священникам.
Сего 1768-го года, октября 10-го в духовное здешнее правление
явился с Киевской Академии (как явствует имеющийся в его
аттестат) слушатель Богословия, Кирилл Внушкевич, и объявил
то, что он, Внушкевич, желает детей, кто пожелает давать,
заправлять Латинскаго диалекта; а позже Высочайшия указы и
16
определение его преосвященства гласят, чтоб священническия
сыны даваны (были) Латинскаго диалекта обучать, того ради вам
сим предлагается, кто имеет способных детей ко обучению
Латинскаго языка, привозить оных в шанец Новомиргородский,
для вручения сказанному студенту Кириллу в заправление
явленнаго диалекта в скорости. 1768-й год, октября 16-го дня. На
подлин. подписался протоиерей Петр Булич.
В следующем же 1769 г. (сент. 18-го) велено было «честным
священникам шанцов Панчова, Вуковара, Дмитровки и Глинска»
немедленно выслать своих детей в Переяславскую Семинарию, а
самим явиться в правление, для отправки в Консисторию к ответу
«за задержание оных детей и поныне в домах, яко способных к
обучению Латинскаго языка». – Подлинный за подписанием того
же Петра Булича.
Для мирян же простаго класса рассадниками просвещения были
учрежденныя приходския школы, при церквах. Здесь учили закону
Божию, церковному пению, молитвам и канонам (редко письму)
захожие дьячки, получавшие содержание от прихожан, часто по
методе Киевских школяров начала нынешняго столетия. Вообще,
их участь была не завидна, хотя давала право на священническия
места в епархии; они, большею частью, должны были рабствовать
помещикам и сельским старшинам. Вот, напр., стихотворное
описание своей жизни некотораго учителя-дьячка:
Хто в … не бував,
Той и лыха незнавав;
Я в … проживав,
И много бид прыняв.
Дякував и паламарював,
И попа до церквы рано пробуждав;
Ищеж до того й людям угождав,
И М … панщыну работав.
Бо чуть свит свитае,
То Асаул Кирнос до школы прихожае,
И глашае:
Дяче! на панщыну! косыть,
Або будешь брусья носыть…
17
Аще крипче гоныть,
На лан панськый,
Иван Пивторацькый…
Люды говорять:
Горе тоби, горе, дяче!
Згынешь ты в нас,
Небораче!
Здесь, читатель, меня извини,
И назад листок переверни…
На другом листе, действительно находится указание на бегство
автора в следующих оригинальных стихах:
Хто хоче лыхо знаты,
Ныхай иде в … дякуваты;
То буде панщыну в будни робыты,
А в суботу ходыть звоныты;
Сала по селу прохаты,
И скризь за хлибом шмаруваты;
В церкви ж горшка давно не мает,
И покрышку для вогню позычает…
Сие вам изображаю,
И сам з … утикаю.
Стихи сие нами найдены на листках Нотнаго Ирмология,
печатаннаго «Типом Братства» 1757-го года; там, при конце,
написаны еще стихи, кои не относясь к нашему предмету, могут
быть для любопытных людей интересными:
Гей сичь маты,
Гей сичь маты!
Велыкый луг нам батько!
Есть там що исты и пыты,
Есть чим и похмылытыся гладко!
В Запорожьи добре жыты,
И е в чому ходыты!
Там ничого робыты,
Тилько пыты, та гуляты,
Та горилку кружаты…
18
Обращаясь к судьбе дьячков-учителей в приходских школах,
мы должны сказать, что не везде ж они
В школи сидилы,
Та бидувалы,
Та воша годувалы;
сам автор в других своих стихах сознается, что в Цыбулеве (в
1780-х годах) пользовался уважением и почетом, и имеет от школы
доходы, с 1817–18 годов такия школы не существуют; но
заведенныя в военных поселениях могут похвалиться выпуском
воспитанников, кои сделались, на воле уже, отличными хозяевами
и, для своего состояния, сведущими христианами.
Нам кажется, что заведения училищ для простаго народа тогда
принесет пользу, когда в них не будут только набивать головы
воспитанников номенклатурою наук, художеств, географических
познаний, толками о кислороде и азоте, но научат закону Божию,
т.е. молитвам утренним и вечерним, необходимейшим канонам и
т. под.; и внушат любовь к своему состоянию, и заохотят к
трудолюбию; иначе дети приучатся презирать свое положение,
получат охоту к легкому хозяйству Жидов, у коих и начнут (как и
теперь уже есть примеры недалекие) наниматься в прислугу, или
сделаются завистными мошенниками. Распространение
грамотности в простом народе, безспорно, есть великое
благодеяние для него; но – всякое дело требует осмотрительнаго
исполнения. Школа покойнаго пчеловода Г.Прокоповича, и почти
неизвестная Александрийскаго уезда помещика г. Протопопова,
также покойника, по сознанию знатоков дела, принесли больше
пользы, чем пресловутыя сельския училища некоторых помещиков.
Частный описательный очерк селений и урочищ сказаннаго края
мы начинаем с раскольничьей слободы, Плоскаго, которая в 1819
году переведена в Тираспольский уезд.
Плоское было расположено по левому берегу Серебрянки, в
четырех верстах от Дмитровки, и в пяти от Чуты. Известное с
1730–31 годов, оно было усилено Ветковскими выходцами 1734 и
1756 годов; в 1772 году здесь поселились многия семейства
Бессарабских раскольников, высланныя в Новороссию графом
Румянцевым, главнокомандующим в Молдавии.
19
По отзыву одного почтеннаго старца, который сам принадлежал
некогда к расколу, Плоское изстари было для всех раскольников
поповщинской секты, от рр.Тясмина и Днепра до Буга и далее,
главным местом духовнаго управления и как бы Новым
Иерусалимом (как они его и называли). Здесь существовала
единственная для всего поименованнаго края посвященная
церковь, в которую наезжали из Клинцов, Зыбкой, Знамянки и др.
мест раскольнические попы и заготовляли для своих прихожан
«Св. Дары» – ибо в их слободах имелись только часовни . Здешний
поп пользовался великим уважением у своих единоверцев и долгое
время считался «верховным пастырем» даже Елисаветградских
раскольников (с 1754 года). Здесь был женский монастырь и
богатая церковь. Впрочем, многия жители принадлежали и к
враждебным между собою сектам; но все, особенно до конца
прошлаго века, отличались изступленною ненавистью к
православным христианам, и одному Хохлу или Волоху небезопасно
было проезжать их слободу.
В 1780-м году, летом, посетил Плоское преосвященный
архиепископ Никифор (Феотокий) с толмачем, Елисаветградским
священником, Дмитрием Смолодовичем; но на все его убеждения
Плосковцы не обратили должнаго внимания и не пожелали
присоединиться к православной Церкви, на правах и правилах
единоверия.
Из множества частных сект Плоскаго известна особенно одна,
в которой приобщалась одна только «матушка игуменья» – а
прочие целовали ея руки и чрез то считали себя уже
приобщившимися. О бездельниках «возрождающихся» мы не
считаем приличным писать.
В 1819-м году Плоское, согласно желанию его жителей,
переведено в Тираспольский уезд и там доселе упорствует в своем
отчуждении от православной Церкви.
Верстах в двух с половиною от урочища Плоскаго, существует
с 1770-х годов деревня Богдановка, имение г. Яновича. При сей
деревне, речка Серебрянка, остановленная крепкою плотиною,
составляет большой пруд (став), обильный рыбою.
К востоку от Богдановки, по обеим сторонам Ингульца и при
впадении в него Серебрянки, расположено селение Дмитровка.
20
Истребленная Татарами, Дмитровка, чрез 16 лет после
(1754 г.) сделалась квартирою 17-й роты Гусарскаго Хорватова
полка, а с 1766 г. 11-й роты Желтаго Гусарскаго полка, имевшаго
свою штаб-квартиру в Крюкове (ныне посад).
Жители ея состояли из Малороссиян, Волохов, Великороссиян
(раскольников) и Евреев (с 1770 года) и вели славившуюся в свое
время торговлю с близкою Польшею и Запорожьем. Чрез нее
пролегала большая торговая дорога из Малороссии, чрез Крылов,
в Елисаветград, и из Польши в Запорожье. До 1819 года здесь
жили богатые торговцы, были богатые магазины и винные погреба;
Евреи имели свою школу.
Когда, с утверждением военно-кавалерийскаго поселения
(1819 г.), разночинцам и Евреям воспрещено было жить здесь, то
торговля Дмитровки, не смотря на выгодное для нея
местоположение, значительно упала.
Прежние жители Дмитровки были переведены к Бугу и в
Алешковский, а также Тираспольский уезды; сюда же переселены
были жители казачьей станицы Рудой, казеннаго села Краснаго
Кута, часть жителей из Лагерей и адмиралтейской слободы
Богданки.
В 1785-м году в Дмитровке считалось 1,524 души мужескаго
пола одних казенных поселян; в настоящее же время (1858 г.)
всего около 1,800 муж. пола.
Церквей в селении две: Успенская и Николаевская. Первая
построена 1785 года, тщанием прихожан, весьма красива внутри и
обширна; построена из крепкаго дубоваго леса. Иконостас в ней
взят из уничтоженной (1786 г.) церкви Св. Константина и Елены
– подвышен и поновлен в 1798-м году.
В этой церкви заслуживают внимания две церковной живописи
иконы: Божией Матери и Святителя Николая. Внизу первой
находится следующая надпись: «Году 1770 поправлена». Обе оне
были местными в Николаевском приделе церкви Преображенскаго
монастыря, существовавшаго близ Чернаго леса.
Этот придел, по упразднении монастыря (1780 г.) продан
Уховским сельским обществом в с. Дмитровку, за 200 рублей
ассигнациями, и перестроен в кладбищенскую церковь Св. Николая
21
(1784-1785 г.). С 1838 года эта церковь переименована в приходскую
и поправлена; в 1857 году, с основания, поновлена вместе с
иконостасом. В ней достойны внимания царския врата , из
кипариснаго дерева, перенесенныя из монастыря — и древние
оловянные св. сосуды : чаша, дискос и пр.
Селение Дмитровка, расположенное на выгодном месте и на
больших торговых дорогах в Елисаветград, Крылов, Новую Прагу
и др., не лишено и теперь торговаго движения и даже
предполагалось к преобразованию в город; и без сего, оно
принадлежит к числу лучших и благоустроеннейших военных
поселений. В нем есть кирпичный и черепичный заводы; жители
его – Малороссийскаго и Великороссийскаго происхождения; в
квартирующем же здесь кирасирском эскадроне есть несколько
Самоедов.
С настоящаго года Евреи получили дозволение селиться в
Дмитровке и, быть может, скоро образуется здесь целая их
колония, тогда селение, безспорно, выиграет в торговом отношении,
хотя вероятно, потеряет несколько в отношении к чистоте и
изяществу домов и улиц.
С Дмитровкою смежно, расположенное по левой стороне
р. Рудой и правой Ингульца, помещичье селение Шамовка,
основанная подполковником Самуилом Хорватом в 1760 году.
Жителей всего 220 душ мужескаго пола.
Церковь Рождества Богородицы выстроена 1787 года, и вновь,
починена 1844 года; иконостас поновлен 1852 года. Из древних
вещей, хранящихся в Церкви, упоминаем об воздухе, сделанном в
1762 году старанием Хорвата для Дмитровской церкви, из которой,
с давняго времени, передан для хранения и памяти об основателе
села и церкви, в здешнюю.
В ограде церковной, с давних пор, разведен фруктовый сад, в
числе растущих тут деревьев груша, в два обхвата окружности,
развесистая и плодовитая, заслуживает упоминания; этому _______дереву,
без сомнения, не менее 120 и более лет.
Владелец Шамовки развел, на берегу р. Рудой, превосходный
сад с огородами, парниками и оранжереями.
В степи, принадлежащей сему селению, находится, так
22
называемый, Теричин-Яр, который, выходя из Чернаго лесу и
простираясь до р. Рудой, разделяет ея на две неравныя части и
имеет всего протяжения до четырех верст. Он богат
месторождением дикаго камня, в котором есть подземный ключ,
и служил некогда убежищем гайдамаков.
Между Дмитровкою и Васовкою, по средине, существовала по
1823-й год станица Бугскаго казачьяго войска, с 1818 года военное
поселение, Рудая. Основанная около 1788 года, эта станица
получила свое название от речки, на правом берегу коей была
расположена. Из упраздненной в 1823 году Рудой жители были
переведены в военное поселение Дмитровку. Памятниками
существования ея доселе остаются два-три порядочных сада, кои
принадлежат Дмитровским поселянам, и несколько левад, их же
собственность.
Верстах в двух с половиною от Рудянскаго урочища, вверх по
реке Рудой, на правом ея берегу, существует с 1760 года деревня
Васовка, основанная дворянином Васою Симичем. Земля,
принадлежащая ей, отличается особенным плодородием, и,
защищаемая лесом с юго-востока и юго-запада, избегает засух,
часто постигающих соседния поля.
В местности бывшаго тут некогда винокуреннаго завода
находится изстари известная медная руда , сообщившая это
название речке, а чрез нее и упомянутой нами станице Бугских
казаков. В 1805–1809 годах она была разрабатываема некоторыми
промышленниками-жидами, но оставлена ими, как бесприбыльная.
Теперь признают, что медь, тут добываемая, не хорошаго качества
и не годится для изделий.
Почти по прямой линии к юго-востоку от местонахождения меди,
в двух верстах, в глубоком овраге Чернаго леса, поросшим хмелем,
орешником и другими кустарниками, находятся следы
человеческаго жилища и сада. По сохранившемуся в народе
преданию, тут, лет за пять до устройства Новой Сербии (следов.
1746–1747 г.) основался на жительство выходец из Малороссии,
некто Терентий, завел для пасеки сад и жил лет около двадцати,
когда перешел в новооснованную тогда деревню Шамовку. К нему
пристал (может быть, ок. 1755 г.) ватажок Запорожский, раненный
23
в поясницу из ружья при грабеже в Польше и у него, года чрез два,
скончался. На любимое им место под огромною развесистою
липою долго указывали, как на такое, где схоронены награбленныя
в набегах богатства.
При восточной оконечности Чернаго леса есть буерак, заросший
лесом всякаго рода, и принадлежащий частному владению; по
народным слухам, в этом буераке жила когда-то шайка гайдамаков.
В четырех отсюда верстах, к северо-востоку, при вершине
р. Чертолая, находится (с 1769 г.) небольшая деревушка Иовино,
основанная дворянином Иовичем, родственником Ново-Сербскаго
архимандрита, Софрония Добрашевича. Жителей в ней, мужескаго
пола, 14 душ.
Далее, по направлению к северо-востоку, в глубоких оврагах,
омываемых двумя притоками Чертолая, расположена деревня
Константиновка, коей начало восходит к 1768 году. Она основана
капитаном Гусарскаго Хорватова полка, Константином
Харитоновым, на пожалованной ему от правительства (до
970 десятин) земле. На деревенском кладбище находятся два
каменные креста с надписями, из которых видно, что под одним
похоронен (1770 года) корнет Леонтий Харитонов, а под другим –
раб Божий, Власий Ратушненко, скончавшийся 1780 года, ноября
12 дня.
На земле, принадлежащей к сей деревне, добывается глина,
красная и белая – и в горах находятся обильные источники воды.
К северо-западу от Константиновки, по правому берегу
Ингульца, и при впадении в него Чертолая, существует, с 1756 года,
деревня Христофоровка, основанная маиором Гусарскаго
Хорватова полка, Христофором Герничем; в просторечии она
называется Перекрестовою, потому-что в 1786–91 годах
составляла владение некотораго дворянина, из Жидов
перекрещеннаго. Жители ея суть потомки крестьян, «вербованных»
из областей бывшей Польши; число их в настоящее время,
простирается до 130 душ мужескаго пола и они самые зажиточные
из помещичьих крестьян здешняго края.
В двух стах шагах от сей деревни, на правом берегу Ингульца,
разрыта была, по случаю межевания земли, 1850 года, могила, в
24
которой найдены два скелета: один в священническом облачении
(рясе и ризах), и с крестом (медным) в руках, а другой – какого-то
великана, потому-что одна его берцовая кость имела полтора
аршина длины.
На берегу речки, в нескольких саженях от деревни, открыт
(1853 г.) погреб, по следующему обстоятельству.
Один старик-крестьянин, выпроводивши своих детей к заутрене
Светлаго Христова Васкресения в приходскую Дмитровскую
Церковь, вздумал обойти и осмотреть свой двор; при этом он
взглянул к реке и, в сумраке, приметил движение огня на другой
стороне ея. Считая, по обыкновенному в здешнем крае поверью,
огонь признаком клада, зарытаго в том месте, он пустился бежать
туда и кричал другим поспешать за ним. Тогда огонь исчез;
бежавшие приметили верховаго человека, который, уезжая, сказал
им: «дураки вы! ни вам не достанется, ни мне». Когда же прибыли
на место, указанное стариком, то у пригорка нашли четыре недавно
выкопанныя крестообразно ямки. Мы знаем нескольких людей, кои
целыя ночи проводили в добывании здесь «скарбу»; но ломка
тяжелых и крепких камней только уложила их в постель на
несколько недель, а ожиданными и доселе ожидаемыми
следствиями не сопровождалась. С течением времени, может
быть, кому-нибудь и удастся стряхнуть пыль с гайдамацких
кладов.
Недалеко от д. Христофоровки, у речки есть высеченная в
камне ступа, в которой по преданию, гайдамаки толкли себе просо
и здесь был их притон.
Между Дмитровкою и Христофоровкою существовала
1788–1791 г. и 1809–1812 годов колония Турецких военно-пленных
поселян, после мира с Турцией возвратившихся во свояси.
При восточной оконечности Чернаго леса, по левому берегу
Скилевой, расположена деревня Патрина, в местности, еще в
1810 году славившейся разбоями. Название получила от имени
урочища.
Далее, по течению Скилевой (от юго-востока к северо-востоку),
стоит селение Орлова-Балка, в урочище, известном в 1760 годах,
как сборном месте шайки ватажка Запорожскаго, Орла. Жителей
в Орловой Балке до 400 душ мужескаго пола. Церковь, во имя
25
Св. Апостола Андрея Первозваннаго, деревянная, сооружена
1801 года; до того времени здесь находился молитвенный дом.
В пяти верстах от Орловой Балки, к западу, существует (с 1730 г.
известное) селение Знамянка, основанное беглыми из Великороссии
раскольниками и усиленное потом Ветковскими выходцами. Так
как здесь, первоначально, не было церкви, а только часовня, то
Знамянка, по духовным своим потребностям, зависела от
Плоскаго.
В июле месяце 1780 года посетил Знамянку преосвященный
Никифор (Феотокий) архиепископ Славенский и Херсониса
Таврическаго, был в часовне и убедил большую часть жителей
присоединиться к православной Церкви и принять от него
священника; тогда же преосвященный освятил для
новоприобретенной паствы и церковь (уничтоженную 1835 года).
К привлечению здешних раскольников в недра православной
Церкви немало способствовало и усердие Елисаветградскаго
протоиерея, Димитрия Смолодовича (См. Предисл. к Вопр.
Старообр. и отв. на них Никифора Феотокия).
В 1785 году князь Потемкин-Таврический предложил жителям
Знамянки переселиться на казенныя земли в бывшем Ханстве
Крымском, которое с весны 1783 года присоединено было к России.
В «Хронологическом Обозрении Новороссийскаго Края» (части 1
стр. 71) помещена грамота (от 3-го апр. 1785 года) Потемкина
«села Знаменскаго выборному Мартьяну и всем жителям»; в ней,
между прочим, указывается на выгоды поселения в обильных и
плодоносных местах, на левом берегу р. Днепра; говорится, что,
«для них воздвигается церковь, или монастырь каменный, казенным
иждивением, домы также построены будут от казны» и проч. –
Посему жители и перешли на берега речки Белозерки, близ Днепра,
где основали Большую Знамянку и другия слободы.
Опустевшее же селение было опять населено крестьянами
самого Потемкина, купленными в Великороссии, у различных
помещиков. По смерти князя, они поступили в адмиралтейское
ведомство, а в 1816 году причислены к военным поселениям. В
ныне существующей приходской церкви находится принесенная
семейством Макаровых, отобранная в приходской церкви помещ.
26
слободы Шелепиной (Тульской губ., Алексинскаго уезда), родовая
(фамильная) их икона Пресв. Девы, старинной Русской работы. В
самом виде сей иконы нельзя не обратить внимания на особенность
в начертании правой руки; в ней, именно, большой перст обведен
вокруг прочих четырех.
Церковь Знамения Пресвятыя Богородицы сооружена
1835 года; иконостасом же снабжена с уничтоженных Водянской,
Лагерской, Краснокутской, Ульяновской и прежней Знамянской
церквей. Иконы прежней здешней церкви писаны клеевою краскою,
по золотому и желтому полю; а прочие – Киевскаго стиля. На
обороте местной Св. Архистратига Михаила иконы, взятой из
Краснаго Кута, есть надпись: 1787 года поставлен (т.е. сей образ).
К сожалению архив Преображенскаго монастыря, с 1831 года
переданный в здешнюю церковь, теперь здесь не находится и
разобран любителями старины; а бумаги до 1812 года истреблены
во время свирепствовавшей здесь чумы (1812 года).
В четырех верстах от Знамянки, при истоке речки Водяной,
существовало с 1770 годов селение Водяное. В 1784 г. оно было
куплено, у прежняго владельца, князем Потемкиным-Таврическим,
а с 1793 года сделалось станицею Бугскаго Казачьяго войска. По
уничтожении существования этого войска (указом от 24 дек.
1817 года), Водяное преобразовано было в военное поселение, а в
1823 году переселено в Вознесенск и другия места. Церковь Св.
Ап. и Ев. Иоанна Богослова была разобрана; место бывшаго
престола ограждено усердием чинов лесной стражи и сюда
ежегодно бывает крестный ход из селения Знамянки,
совершающийся 8-го числа мая.
Теперь, в бывшем селении Водяном, находится главное
управление Красносельских и Черкасских (военнаго ведомства)
лесов и живет обер-форстмейстер. В ведении его находится более
22,000 десятин лесу в Херсонской (Черный лес, Нерубайский и
часть Чуты) и более 10,000 дес. в Киевской губерниях.
В пяти верстах от Водяной, близ истока речки Чернолески,
находилось (основ. в 1770 годах) селение Лагери, купленное князем
Потемкиным-Таврическим 1785 года у маиора Максимова, и с
1793 преобразованное в станицу Бугскаго Казачьяго войска.
27
Перешедши в ведомство военных поселений, с 1818 года, Лагери
были упразднены 1828 года, и жители выселены в другия места,
напр. Дмитровку, Вознесенск и проч. Церковь Рождества
Богородицы разобрана и отдана частию в Знамянку, частию в
Михайловку.
Верстах в пяти, от Лагерей, существовала казачья станица,
Кучеровка, при истоке Ингульца из буерака тамошняго. С
упразднением казачьяго войска, она была переведена в
Михайловку.
На западной стороне Чернаго леса берет свое начало, из
подгорных источников, речка Богданка. При ней, до 1823 года,
существовало селение Богданка, основанное князем
Потемкиным-Таврическим 1786 года и заселенное его
крестьянами, купленными в Великороссии. С 1792 года оно
поступило в адмиралтейское ведомство, а с 1818 года - в состав
военно-кавалерийских поселений. В 1823 году оно было переведено
в Дмитровку и Церковь Преображения Господня разобрана.
Близ местности, существовавшей подле Богданки, в 1760 годах
пролегала большая торговая дорога из Польши, чрез Красноселье
(пограничный форпост и таможня), в Елисаветград. Здесь
случилось в помянутых годах происшествие, нами слышанное и
которое мы передаем без прикрас.
В одном из пограничных селений бывшаго Королевства
Польскаго жил в бедности с семейством лишенный своего прихода
униатами православный священник, и промышлял продажею
деревянных изделий (ножей, мисок, ложек, оглобель, борон, и т.
под.), кои отвозил на заграничные базары и ярмарки, в
Елисаветград. Однажды, нагрузивши конский воз упомянутыми
вещами, он отправился на лошаденке в Елисаветград. В долине,
на дороге, близ Чернаго леса и после известнаго урочища Богданки,
остановил его вышедший из лесу плечистый и обросший мужик, с
дубиною в руках, и спросил: «вы священник?» –, тот оторопел, но
отвечал утвердительно. Тогда остановивший его сказал, что он
рад такой встрече, потому-что ищет получить разрешения в грехах
своих. С этими словами подал ему свой кий и сказал: «я не могу
разсказать вам всех своих грехов; память о моих злодействах не
28
дает мне ни на минуту покою; бейте меня этим кием – я заслуживаю
величайшаго наказания». Опасаясь за собственную жизнь,
невольный духовник начал из всех сил сыпать удары на разбойника,
который обращал к нему и спину, и брюхо, и горько плакал; наконец
утомившись, бросил дубину. Вставший после побоев вручил
священнику 500 серебряных и золотых монет, благодарил и просил
не забывать его в своих молитвах. Они разлучились, и покаявшийся
разбойник скрылся в лесу, а священник поворотил домой.
Неожиданное богатство дало ему возможность задобрить одного
Польскаго пана и занять приход в богатом селе, близ Чигирина.
При впадении речки Богданки в Ингулец существует, сколько
известно, с 1740 годов, селение Цыбулев, в котором 1748 года
была уже и церковь, состроенная, вероятно, по благословению
преосвященнаго митрополита Киевскаго.
С 1752 года Цыбулев считался «шанцем» и несколько лет
«городом»; он был квартирою 15-й роты поселеннаго Гусарскаго
Хорватова полка, с 1764 года 15-й роты Чернаго Гусарскаго полка,
и имел земляную крепость (шанец, Schanz), с крепостною церковию
(разобранною в 1831 году). Эта крепость, вооруженная одною
пушкою, отбила в 1769 году Татар, кои после того взяли без всякаго
сопротивления и выжгли Михайловку. Мужество Цыбулевскаго
коменданта было причиною спасения от Татарскаго погрома
лежавших вниз по Ингульцу Уховки и Дмитровки.
С преобразованием поселенных Гусарских полков (1784 года),
Цыбулев сделался казенным селением и с 1817 года (в апреле
месяце) исключен из гражданскаго ведомства для учреждения
военнаго поселения.
Приходская церковь Покрова Божией Матери принадлежит
к числу лучших по устройству и богатейших в военных поселениях.
Верстах в трех от Цыбулева, при впадении речки Чутовки в
Ингулец, находится деревенька Чутная (или Хировка), в которой
живут крестьяне одного владельца с Чернолескою, стоящей
насупротив, при впадении в Ингулец речки того же имени.
Местность Чернолески долго была притоном гайдамаков,
грабивших Польшу и щедро наделявших некогда Чернолесских
жителей.
В двух верстах отсюда, на левом берегу Ингульца, в прекрасном
29
местоположении, существовало по 1829 год казенное селение, в
последнее время военное поселение, Красный Кут (по бумагам
Веселый Кут). Оно основано выходцами из Побужья (Подольской
губернии), коих преследовали Польские паны и католическое
духовенство за православную веру.
С ними прибыл (около 1773 г.) и священник Иаков Курковский,
который два года отправлял богослужение (кроме литургии) в
Знамянке; по смерти его, воспитанник Переяславской семинарии,
сын его, Василий Курковский, с пособиями из земли Войска
Донскаго, построил церковь Св. Архистратига Михаила и
прочих безплотных сил и был в ней священником. Эта церковь
была упразднена в 1829 году, вместе с переселением жителей
Краснаго Кута в Цыбулев, Дмитровку и Михайловку.
В двух верстах от Краснаго Кута существовало по 1821 год
казенное селение Уховка, основанное выходцами из Малороссии
в 1740 годах. Оно в сказанном году было, по распоряжению
правительства об устройстве военных поселений, упразднено и
жители выселены в Бессарабию.
На другой стороне Ингульца, против Уховки, подле Чернаго
леса, существовал Спасопреображенский монастырь,
основанный в 1754 году, по благословению митрополита Ужицкаго,
Сочавскаго и проч., Паисия, вызванным из Венгерской Сербии
архимандритом Софронием Добрашевичем. В монастыре
Преображенская церковь, с приделом Св. Николая, Мир-
Ликийских Архиепископа и Чудотворца. Основание монастыря
было, собственно, делом перваго начальника Новой Сербии, Ивана
Хорвата, который, как известно, хотел учредить и отдельную
Ново-Сербскую Епископию (Хрон. Обозр. Новорос. Края, сост.
Ап. Скальковским, часть 1, стр.32). Если Хорват не успел в своем
намерении – иметь своего епископа, то архимандрит Софроний
писался «Архимадритом Новой Сербии». Из его преемников нам
известен (1778 г.) Игумен Иринарх, замученный гайдамаками,
еще наведывавшимися в этот край.
К монастырю была приписана деревня Ульяновка, близ него
находившаяся и заселенная, старанием Хорвата, выходцами из
Польши.
30
В 1770 году монастырь был упразднен; в 1784 году придел Св.
Николая продан, как мы уже сказали, в Дмитровку; в 1788 году
бывшая монастырская деревня, Ульяновка, причислена к
Екатеринославскому казачьему войску, а с 1796 г. сделалась
станицей Бугскаго казачьяго войска. В 1831 году Ульяновка была
упразднена, жители разселены по соседним военным поселениям,
и Преображенская Церковь разобрана.
Над оставшимся от Преображенской Церкви престолом в
прошедшем году сооружена, усердием одного из чиновников
Форстмейстерскаго управления небольшая деревянная палатка.
Вокруг местности бывшаго монастыря существуют скудные
остатки монастырскаго сада, защищаемые от конечнаго
истребления скотом и людьми стоящею здесь большею пасекою
некотораго Дмитровскаго поселянина.
Лет за двадцать, некоторый гончар из дер. Алексеевки, ища
кладов, разрывал местность престола и нашел там свинцовую
доску, с надписью (вероятно, это была храмозданная); как человек
неграмотный, он надписи не разобрал, и как невежда, употребил
свою находку на поливо горшков.
Близ нынешняго урочища Уховки, и Ульяновки при опушке
Чернаго леса, добывается большое количество алебастра, на
казенной земле; там же есть и руда хорошей горшечной глины, а
верстах в четырех, вниз по Ингульцу, желтый песок.
В лесной поляне, в трех верстах от бывшаго монастыря,
находится почти заросший «городок», в котором имели пристанище
гайдамаки и устроили-было еженедельные «базары», на которые
собирались поселяне из Уховки, Чернолески и Цыбулева, и покупали
или выменивали на съестные припасы разныя, награбленныя в
Польше, вещи. На некоторых дубах долго были заметны следы
от висевших там колоколов, на зов которых сходились лесные
рыцари, или были им предупреждаемы от врагов.
Уничтожение сих базаров последовало не ранее 1760 года, когда
гайдамаки осмелились захватить обоз с деньгами, шедший из
Кременчуга в Новомиргород; деньги, говорят, скрыты глубоко в
самом городке, а Хорватовы гусары прекратили здешния
гайдамацкия сборища.
31
Вдоль, по северной опушке Чернаго леса, находятся места садов
и пасек, заведенных жившими тут монахами, бежавшими волею и
неволею из областей бывшаго Королевства Польскаго; в так
называемом «Чернечем Яру» было их главное место, где жили
пять или шесть чернцов и имели колокол. Подобныя жилья монахов
были и в лесных чащах, по р. Тясьминю. Об них последовал из
Епископской Переяславской Консистории указ (за № 430-м) от
5-го июня 1773 года, присланный протопопу Елисаветградскому,
Павлу Базилевичу, с присутствующими (в духовном правлении);
там сказано, что до сведения преосвященнаго Иова, епископа
Переяславскаго и Бориспольскаго, дошло, что в Елисаветградской
Провинции по пасекам и другим местам заграничные монахи
проживают; посему и предписывается достоверно о том везде
изследовать, и буде где явятся, немедленно отсылать в
Консисторию. Подобнаго содержания указы повторялись и после,
напр. в 1778 году.
При северной оконечности Чернаго леса, на правом берегу
Ингульца, стоит деревня Алексеевка (она же – Раказевичева),
заселенная около 1770 года помещиком Алексеем Раказевичем.
В настоящее время всех жителей мужеска пола считается в ней
до 60 душ; в 1848 году она сильно пострадала от холеры.
В заключение своего историко-описательнаго очерка «Чернаго
леса и его окрестностей», мы считаем нужным предупредить
приговор взыскательных знатоков дела, подобный _______такому: «’s heisst
freilich alles Pauken getragen, aber wie?» что выставленныя нами
числа годов основаны на письменных документах или возможно
тщательной поверке и разсмотре изустных разсказов; что от себя
собственно мы ничего не прибавили, напротив многое упустили,
для краткости и ясности дела. Scimus enim, quam sit curta nostra
supellex ac non certa veterum temporum intelligentia.
20-го апреля 1858 года. Иеромонах Арсений Иващенков.
 

Опубліковано Юрій Фоменко

Источник: http://oldblackforest.blogspot.com/
Категория: Моя Богдановка | Добавил: NOD32 (21 Июн 2012)
Просмотров: 1600 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории фото
Форма входа
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 75
В Богдановке
 
Облоко тегов
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0